Естественная старость.


Самые читаемые:
Белокровие
Глисты
Почечные колики
Анализ мочи
Питание в пожилом возрасте

 

 

Институт клинической физиологии Академии наук, приступив к изучению проблемы долголетия, года командировал небольшую группу научных работников в Сухуми. В течение ближайших десяти дней а окрестных селениях им удалось розыскать 12 человек з возрасте 107- 135 лет. "Все эти старцы, - пишет А. А. Богомолец, - оказались бодрыми людьми и гостеприимными хозяевами. Некоторые из них сами влезали на дерево, чтобы выбрать для гостей наиболее спелые грозди вьющегося по дереву винограда... Один из этих старцев, 107 лет, упорно отрицал свой возраст и утверждал, что ему всего 70 лет...

Экспедиция носила лишь ориентировочный характер и длилась всего месяц. Изучение проблемы долголетия, сущности старения организма и методой борьбы за продление жизни потребует, конечно, многих лот экспериментальной и клинической работы, организации питомника старых животных и специальной клиники возрастной патологии. Поэтому говорить о каких-нибудь общих выводах из сделанных экспедицией немногих наблюдений было бы, конечно, преждевременным. Отмечу только одну особенность, которая повторяется во всех протоколах обследования, - это равномерное, согласованное приспособление всех функций организма к уменьшившимся с возрастом возможностям, но вместе с тем сохранение качественной стороны работы большинства физиологических систем.

Не это ли гармоническое приспособление стареющего организма к изменившимся возможностям имеет в виду Гуфеланд, который утверждает: "Человек в последнем периоде своей жизни, в период уменьшения сил, скорее кончил бы свой путь, если бы не делался стариком...". Изучение долгожителей, начатое по инициативе академика Александра Александровича Богомольца, дало очень много для понимания физиологии старения.

На конференции по проблеме старения и долголетия, была опровергнута распространенная точка зрения, что старость это особый вид неизлечимой болезни, и было доказано, что расстройства, ранее признававшиеся характерными для старости (атеросклероз, гипертония, эмфизема, остеопороз и т. д.). - патологические явления, а вовсе не обязательные спутники преклонного возраста.

А. В. Нагорный, один из видных участников этой конференции, писал: "Особенность преждевременней старости заключается не только в том, что она наступает слишком рано, но и в тем, что она носит болезненный, патологический характер. Эта особенность преждевременной старости, сопровождение ее различнейшими болезненными расстройствами в организме настолько постоянна, настолько типична, что уже в глубокой древности создалось представление, что старость и не может быть иной, что старость - это особый вид неизлечимой болезни.

Большой заслугой нашей отечественной науки нужно поэтому признать опровержение этой точки зрения и доказательство того, что, помимо болезненной, немощной, безрадостной старости, может быть и иная старость - здоровая, трудоспособная, деятельная, творческая".

Представители самых разнообразных медико-биологических дисциплин единодушно признали существование нормальной физиологической старости. "Эта физиологическая старость, - говорится в резолюции конференции, - характеризуется сохранением умственных и физических сил, известной работоспособностью, жизнедеятельностью, контактностью и интересом к окружающей современности. В организме при этом наблюдаются атрофические изменения, постепенно и равномерно развивающиеся во всех физиологических системах с адаптацией их к уменьшенным возможностям стареющего организма".

За истекшие с тех пор годы много сделано в изучении процессов нормальной физиологической старости. Постараемся изложить здесь основные представления в этой области. Внешние особенности каждого периода жизни обнаруживаются прежде всего в изменениях формы, величины и веса тела. Они обычно настолько характерны, что позволяют довольно точно установить возраст человека и животных. Интенсивность роста резко снижается на протяжении жизни. Так, за девять месяцев утробного развития человеческий плод по сравнению с яйцевой клеткой, вес которой составляет около трех миллионных долей грамма, увеличивается в весе почти в миллиард раз, а в длину - примерно в 250 тысяч раз. За первые 30 лет жизни длина тела возрастает раза з три с половиной, а вес - в 20-30 раз. Затем от 30 до 50 лет оба эти показателя остаются почти неизменными. С 50-60 лет и особенно в старческом возрасте вес и длина тела несколько уменьшаются - человек, как говорят, начинает "расти в землю". По данным Кетле, мужчина, вес которого в 40 лет составлял 63,8 кг, в 90 лет весит 57,8 кг, а рост его за этот период времени снижается с 168,6 до 161 см.

После 50 лет у человека изменяется вес и других органов тела. Если сопоставить максимальный вес органа в зрелом возрасте с его весом у человека 70-80 лет и старше, то, согласно Рессл и Руле, получаются следующие средние данные: у мужчин вес печени уменьшается с 1603,75 до 1344,46 г, почки-с 287,31 до 179,87 г, селезенки - с 169,12 до 78,33 г, се-менииков с 37,7 до 32,67 наддпочечников - с 13,91 до 12,16 г, щитовидной железы-с 31,82 до 28,96 г, гипофиза-с 0,733 до 0,559 г, а вес предстательной железы увеличивается с 16.2 до 28,16 г. У женщин вес печени уменьшается с 1444,71 до 1173,81 г, почки - с 259,41 до 195,62 г, селезенки - с 153,7 до 120,0 г, матки - с 58,0 до 37,81 г, яичников - с 11,3 до 4,09 г, надпочечников- с 13,02 до 11,72 г, щитовидной железы - с 32,28 до 31,06 г, гипофиза -с 0,801 до 0,73 г. Возрастная инволюция, т. е. обратное развитие различных органов, начинается в разные сроки. Зобная железа, например, подвергается инволюции уже с 15-летнего возраста. При старческой атрофии происходит уменьшение размеров внутренних органов и головного мозга (при этом уменьшается толщина мозговых извилин); кожа истончается и теряет эластичность, что приводит к образованию морщин; истончается компактное и губчатое вещество костной ткани, так что повышается хрупкость костей; челюсти уменьшаются, выпадают зубы; наблюдается поседение и облысение, ухудшение зрения, притупление слуха и осязания и т. д.

Старческой атрофии подвергаются прежде всего характерные для данного органа клеточные образования, осуществляющие его специфическую функцию: в железах - это железистые клетки, в мозгу - нервные клетки и т. д. Эти специфические функционирующие элементы наиболее чувствительны к нарушениям обмена веществ.

Соединительная же ткань, составляющая основу (строму) органа и играющая в основном опорную роль, не участвует в процессе атрофии. Она обычно увеличивается в объеме, разрастается за счет атрофированных, "благородных" элементов органа. Согласно И. И. Мечникову, "в старческой атрофии мы всегда встречаем одну и ту же картину - атрофию благородных и специфических элементов тканей и замену их гипертрофированной соединительной тканью. В мозгу нервные клетки исчезают для того, чтобы уступить место низшим элементам, известным под именем нейроглии - рода соединительной ткани нервных центров. В печени соединительная ткань вытесняет печеночные клетки... та же ткань наводняет и почки; она затягивает каналы... В яичниках яички точно так же вытесняются и заменяются клетками зернистого слоя из группы соединительной ткани".

Но с возрастом изменяется состояние и самой соединительной ткани, падает ее эластичность. Одновременно с атрофическими изменениями в органах и тканях при физиологическом старении происходит последовательное понижение общей интенсивности обмена веществ. Идут и более или менее заметные изменения специальных видов обмена - водного, минерального, жиролипоидного, углеводного, белкового и т. д. Снижается количество поглощаемого кислорода и выделяемой углекислоты. Постепенно уменьшаются легочная вентиляция и жизненная емкость легких.

Американский исследователь Магнус-Леви приводит интересные данные, полученные при измерении основного обмена у одного и того же человека: в первый раз, когда ему было 26 лет, и второй раз, когда ему исполнилось 76 лет Поглощение кислорода уменьшилось у него с 231 до 176 см3 выделение углекислоты - с 192 до 158 см3. Расход в калориях на 1 м2 поверхности тела в час упал с 38 до 31, т. е. на 17%.

И. М. Туровец и Л. И. Правдина, подробно исследовавшие показатели обмена веществ у людей в глубокой старости пишут, что "весь обмен веществ и энергии у стариков от 90 до 135 лет проходит на более низком уровне, но это гармонирует с общим состоянием всего организма". Снижению интенсивности обмена соответствует обеднение водой стареющих тканей, утрачивающих способность удерживать воду. Своеобразное "высыхание организма" постепенно происходит на протяжении всей жизни. Так, у человеческого зародыша на втором месяце внутриутробной жизни вода составляет около 97% его веса, у новорожденного - 74, у человека в расцвете лет - 66, а у глубоких стариков - около 60%.

Некоторые исследования указывают на то, что на протяжении жизни происходит высыхание не только тканей и клеток, но и отдельных коллоидных частиц, вводящих в состав живого вещества. Есть сведения, что с возрастом увеличивается содержание "тяжелой" воды (т. е. воды, содержащей "тяжелый" изотоп водорода). (См. талая вода и долголетие). Существует, по-видимому, определенная связь между содержанием воды в тканях и энергией обмена веществ, так как интенсивность роста, дыхания и других процессов жизнедеятельности различных органов во многих случаях прямо пропорциональна содержанию в них воды.

Значительно меняется с возрастом содержание в организме минеральных солей. Старение сопровождается увеличением во многих органах и тканям содержания натрия, хлора и кальция, в то время как содержание калия, магния и фосфора уменьшается. Некоторые авторы подчеркивают, что состав тканей головного мозга и печени мало изменяется от периода зрелости до старости и что, следовательно, различные ткани стареют не одинаковым образом, с различной быстротой. При старении часто наблюдается прогрессирующее отложение некоторых солей в одних тканях и вымывание их из других: соли как бы "странствуют" в организме.

Важное значение имеют возрастные изменения обмена кальция, так как этот элемент оказывает большое влияние на ряд основных процессов жизнедеятельности организма (возбудимость нервно - мышечной системы, свертывание крови, проницаемость кровеносных сосудов и т. д.). Соли кальция могут откладываться в стенках артерий, в частности, в венечных сосудах сердечной мышцы, в артериях таза и нижних конечностей, уплотняя их и уменьшая эластичность, в костных швах и суставах, подвижность которых при этом ограничивается. Кальцинация реберных хрящей, уменьшение подвижности позвоночно-реберных сочленений, искривление позвоночника - все это снижает гибкость грудной клетки, что является одной из причин снижения емкости легких (в среднем на 52%) после 60 лет.

Наблюдается кальцинация хрящей трахеи и гортани (с чем связаны старческие изменения голоса); в костной же ткани количество кальция уменьшается, и это вызывает повышение пористости и хрупкости костей. Поэтому у стариков более часты костные переломы, особенно переломы шейки бедра, на которую при ходьбе приходится тяжесть всего тела. Склонность к разрежению костей вызвана, по мнению ряда авторов, нарушением сложных ферментативных процессов синтеза соединений кальция в костях. В этих процессах большую роль играют гормоны и витамины, особенно витамины С и Д.

Исследователи отмечают уменьшение объема крови после 40 лет у женщин на 16%, у мужчин на 8%. С возрастом несколько увеличивается кислотность крови. В глубокой старости ток крови по сосудам замедлен, частота сердечных сокращений падает до 40-60 ударов пульса в минуту, кровяное давление обычно невысокое. Большое значение имеют возрастные изменения жиролипоидного обмена, в частности обмена холестерина. По данным Кейса, содержание холестерина в крови увеличивается с возрастом, достигая максимума к 55 годам, затем несколько уменьшается к 75 годам, оставаясь все же на более высоком уровне, чем у молодых.

В возрасте около 55 лет отмечается наибольшая частота заболеваний атеросклерозом, в частности коронарных сосудов. Как показали замечательные исследования академика Н. Н. Аничкова и С. С. Халатова, развитие атеросклероза связано с отложением холестерина в стенках кровеносных сосудов. На содержание холестерина в крови большое влияние оказывает состояние нервной и эндокринной систем. Поэтому люди, благополучно пережившие критический возраст (климакс), с возрастом приобретают больше шансов избежать заболевания атеросклерозом и дожить до глубокой старости.

После 40 лет обычно уменьшается количество в крови гемоглобина - переносчика кислорода в организме, а также и содержание сывороточного железа, принимающего активное участие в этом процессе. В глубокой старости понижается деятельность кроветворных органов, так что люди старческого возраста нередко страдают малокровием. У них несколько увеличено в крови количество фибриногена (важного фактора свертывания крови), что может способствовать тромбообразованию - закупорке кровеносных сосудов. Оседание эритроцитов ускоряется с 40-летнего возраста и в глубокой старости (в 90-115 лет) может достигнуть больших цифр, что указывает на значительные изменения в белках крови.

По данным А. В. Нагорного и его сотрудников, при старении организма происходят качественные изменения белков организма - переход более подвижных, "динамических" белков в мало лабильные, "статические" белки. С возрастом наблюдается постепенное увеличение белковых молекул протоплазмы, уплотнение ее живого вещества - протоплазматический "гистерезис", как назвал это явление пражский биолог Ружичка. К рассмотрению сути этого явления мы еще вернемся впоследствии.

Все больше внимание исследователей привлекают возрастные изменения обмена нуклеиновых кислот -сложных полимерных веществ, которые в большой мере определяют наследственные свойства клетки и организма, структуру клетки, ее способность к делению. Исследования профессора Б. И. Гольдштейна и его сотрудников показали, что при старении изменяются свойства ядерной дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) и ферментов, участвующих в ее образовании, для активности которых необходимо присутствие витамина С. Интересно отметить, что, согласно данным профессора В. Н. Никитина и некоторых других исследователей, с возрастом не только не падает, но даже возрастает активность ряда важных ферментов. В неразрывной связи с возрастными изменениями обмена веществ происходят изменения различных функций организма.

Эндокринная система при старении человека не просто регрессирует, а приобретает особый, типичный для старости характер деятельности. Уменьшается продукция одних гормонов и усиливается выделение других. Эти изменения гормонального равновесия оказывают свое влияние на обмен веществ, а также, как недавно стало известно, и на структуру соединительной ткани: в ней уменьшается относительное количество геля (студенистой массы) и возрастает количество волокон.

Почки в старости частично склерозируются, в них разрастается соединительная ткань, они работают более вяло, выделяют меньше мочи, недостаточно выводят отбросы организма.

Большое значение при старении организма человека имеют изменения в пищеварительной системе. Атрофия слизистой оболочки желудка нередко начинается уже с 30 или 40 лет, а у людей старше 50 лот встречается в 80% случаев. Она является причиной уменьшения выделения соляной кислоты. В некислой среде фермент пепсин, расщепляющий белки пищи (мясо), теряет свою активность, так что нарушается переваривание белков, в которых особенно нуждается старческий организм. Соляная кислота необходима также и для усвоения витаминов, в частности витамина С. Кроме того, соляная кислота стерилизует содержимое желудка и убивает большую часть микробов, которые проглатываются вместе с пищей. Отсутствие же кислоты способствует проникновению в организм вредных бактерий. В результате размножения бактерий в желудке и тонких кишках молочный сахар - лактоза превращается в молочную кислоту уже в верхних отделах кишечника и, всасываясь в них, не достигает толстых кишок, для развития нормальной микрофлоры которых лактоза необходима. В результате этого полезная для организма нормальная микрофлора кишечника исчезает и заменяется вредными гнилостными бактериями. Когда эти группы бактерий бурно размножаются в кишечнике, они выделяют ядовитые вещества, которые, по мнению И. И. Мечникова, вызывают самоотравление организма и являются важной причиной старости. Усиление гнилостных процессов в кишечнике, несомненно, оказывает вредное влияние на обмен веществ, на функции печени и центральной нервной системы. Нормальная микрофлора кишечника синтезирует некоторые витамины в частности пиридоксин (В6), отсутствие которого при изменении кишечной флоры способствует развитию атеросклероза. Частота язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, желчно - каменной болезни, всех видов грыж и т. д. увеличивается в пожилом и старческом возрасте.

После 50 лет происходит анатомическая инволюция печени, начинается атрофия поджелудочной железы и слюнных желез. Всасывание продуктов питания в кишечнике у пожилых и старых людей происходит значительно слабее, чем у лиц молодого и зрелого возраста. Это явление связано, по-видимому, также и с понижением синтеза белков в тканях старческого организма. Однако есть указания, что в составе белков человеческого мозга отношение между различными составляющими их аминокислотами остается постоянным на протяжении жизни от 40 до 82-летнего возраста.

Старение нервной системы имеет свои особенности. Претерпевая на протяжении жизни сложнейшие изменения всех тканей, органов, систем и функций, организм па всех этапах своего развития остается целостной, гармоничной системой, в которой все жизнепроявления согласованы друг с другом благодаря непрерывной регулирующей и координирующей деятельности нервной системы, коры головного мозга. На протяжении всей жизни нервная система поддерживает единство психической личности, индивидуальность организма, связывает его прошлое с настоящим и в большой мере определяет его будущее. Соответственно своим функциям, нервная клетка (новообразование которой во взрослом организме происходить, по-видимому, не может) обладает более длительной жизнью, чем другие клетки, которые способны размножаться. "Можно утверждать, - писал А. В. Нагорный, - что из всех систем целостного организма (при отсутствии, конечно, патологических явлений) наиболее устойчивой, наиболее пластичной, наиболее интенсивно функционирующей и наиболее долго живущей является система полушарий большого мозга".

Это подтверждается повседневной жизнью. Можно привести много примеров того, как даже при явных признаках телесного одряхления организма нервная система сохраняет способность к активной деятельности, как старые люди, физически немощные, проявляют большую мудрость, глубину и ясность мысли. В настоящее время многие исследователи процессов старения все больше склоняются к тому, что снижение с возрастом веса головного мозга, накопление в нервных клетках так называемого "пигмента старения", уменьшение количества нервных клеток в различных участках центральной нервной системы и другие изменения ее, наблюдаемые в пожилом возрасте, не обязательно являются признаками физиологической старости; скорее всего они вызваны заболеваниями.

Но, конечно, на каждом этапе индивидуального развития организма высшая нервная деятельность имеет свои специфические особенности. Природа их еще недостаточно выяснена. И. П. Павлов считал, что "со старостью, прежде всего, сдает тормозной процесс, а затем, нужно думать, подвижность нервных процессов". В недавно изданной у нас книге "Основы геронтологии" известный французский профессор неврологии П. Кастэнь пишет, что "если исключить случаи тяжелых болезненных поражений мозга, то "здоровый" старик обладает, по-видимому, совершенно нормальным мозгом. Многие пытались доказать, что в мозгу старых людей имеется некоторое разрежение клеток, в особенности, по-видимому, в некоторых участках коры мозга и мозжечка. Нужно быть чрезвычайно осторожными при истолковании таких фактов. Их трудно оценивать; кроме того, такие поражения могут быть вызваны рядом внемозговых заболеваний (болезни крови, рак). Нелогично было бы объяснять их только старением... Кажется очевидным, что с точки зрения психологии человек в 60 лет отличается от того, кем он был в возрасте 30 лет, а группа 60-летних совсем не то, что группа лиц 20-40 лет. Если это различие связать со старостью и считать его проявлением физиологического старения, то встает требующий особого изучения вопрос, какова истинная природа этих различий между более молодыми и более старыми людьми, каково их значение и последствия". Далее автор пытается дать определение характера физиологического старения нервной системы, выделяя следующие его черты: со стороны интеллекта - трудность приобретения новых представлений и приспособления к непредвиденным обстоятельствам; со стороны характера - тенденция к эгоцентризму; со стороны аффективной сферы - неконтролируемое усиление аффективных и чувственных реакций со склонностью к грусти и сожалениям; моральное чувство сохраняется полностью.

Психические изменения, свойственные старикам, можно сбъяснить не физиологическими процессами старения, а заболеваниями и травмами в течение предшествующей жизни. Это рассеянный атеросклероз сосудов мозга, который, несомненно, очень распространен, и другие факторы. Мозг - исключительно нежный орган, и в течение жизни он подвергается постоянным опасностям. Травма черепа, кратковременные нарушения мозгового кровообращения при острых легочных заболеваниях, наркозе и т. д., изменения кровяного давления, пищевые или медикаментозные отравления - всего этого на протяжении жизни редко удается избежать. Каждое из этих воздействий может оставить лишь ничтожные следы, но в течение жизни они накапливаются и в конце концов дают себя знать. И, вероятно, лишь у редких стариков нервные клетки не испытали повреждений, и не от времени, а от внешних причин, накоплению которых способствовало время. И, с другой стороны, очень немногие старики оказываются в таких благоприятных условиях, что не возникает никаких поводов для проявления результатов этих повреждений.

В большинстве случаев снижение жизненной активности, отход от привычной деятельности и т. д. уже дают толчок для проявления измененных "старческих" психологических реакций. "Можно сказать, - заключает Кастэнь, - что почти у каждого старика имеются одновременно элементы мозгового поражения и элементы реактивные, которыми можно объяснить имеющиеся у него нарушения". О том, что в глубокой старости здоровые люди 100 лет и старше "обладают совершенно нормальным мозгом", что у них высшая нервная деятельность не нарушена, свидетельствуют многочисленные факты и, в частности, результаты исследований долгожителей, проведенные под руководством академика А. А. Богомольца профессором И. В. Базилевичем и его сотрудниками.

У большинства обследованных долгожителей сохранилось нормальное состояние нервной системы. Они отличались жизнерадостностью, активным интересом к жизни. Движения у них были замедленны, но они продолжали по мере сил трудиться. "Я еще не видал того, что хочу видеть",- говорили они. Им был свойственен веселый, общительный, мирный характер, который они сохранили и в столетнем возрасте. Почти все они говорили, что не любили ссор, споров и охотно бывали в обществе людей. "Если, бывало, услышу, что где-либо поют или танцуют, я должен был побежать туда", - рассказывал 108-летний Матуа Азава. "Всегда я был весел, общителен, на свадьбах другого тамаду, кроме меня, никогда не избирали",- говорил 142-летний Тлабачан Кецба.

Указывая на то, что психическое спокойствие играет весьма значительную роль как фактор долговечности, профессор С. А. Томилин пишет: "Для долговечных людей характерны определенные психические черты; большая активность, жизнерадостность, неподатливость мрачным аффектам, быстрое восстановление психического равновесия после тяжелых психических травм и т. д.". В своем интереснейшем "Трактате о старости, ее степенях и болезнях" русский архиатр Иоанн Фишер еще в 1754 году писал: "Нужно признать, что отсутствие душевного спокойствия гораздо более способствует укорочению жизни, чем наличие всех благоприятных для нее факторов ее удлинению". Следует подчеркнуть, что условия жизни долгожителей были такие же, как и большинства людей. "Жили и работали, как и все", - говорит большинство из них. Но их нервная система отличалась уравновешенностью. В возрасте, обычно считающемся "старческим", они не считали себя стариками. Сон у них был крепкий; питались они смешанной пищей, ели много мяса. Все они были женаты, многодетны. Старейший из них, 142-летний Тлабачан Кецба, родившийся еще в XVIII веке, имел 7 детей, 67 внуков и 103 правнука и праправнука. "У всех моих детей и детей моих детей было много своих детей", - говорил он. В своем интересном докладе "Синдром нормальной старости" профессор И. В. Базилевич пишет: "Заканчивая наше сообщение, мы хотим... подчеркнуть, что люди могут дожить до 100-120-140 лет. Равномерно развивающиеся регрессивные процессы ослабления деятельности аппарата кровообращения, наружного дыхания, гемопоэза (кроветворения) мочеотделения, пищеварения, невро-психической сферы, органов чувств и других влекут к гармоническому увяданию организма. Последнее, однако, не делает здоровых стариков, как бы значителен ни был возраст, достигнутый ими, дряхлыми, дементными субъектами. Наоборот, даже при наличии подобного увядания - типичного спутника нормальной старости, долгожители сохраняют умственные способности, известную физическую силу и крепость, некоторую работоспособность; они имеют возможность вести обычный образ жизни и быть полезными и активными членами общества".

Читать "Преждевременное старение"

загрузка...
загрузка...